>>Saytın köhnə xəbər və görünüşü << >>Bizimlə əlaqə<<
Son Xəbərlər

Первый блатной (лоту) Азербайчана - Гочу Магеррам (Рашид оглу Магеррам )

Первый блатной (лоту) Азербайчана  - Гочу Магеррам (Рашид оглу Магеррам )

О гочу Магерраме рассказывал сам пролетарский поэт Сергей Есенин, живший в летнее время в Баку и его курортном пригороде. Баку был тогда маленький город, полумиллионный, и Магеррам со своей бандитской шайкой наводил шорох на весь город. Где бы он не появлялся, люди разбегались в стороны, - рассказывал Есенин в воспоминаниях под названием "Баку бандитский".

Рашид оглу Магеррам любил играть в нарды, был одет с иголочки, обожал есть инжир и виноград. Часто отдыхал на даче в Пиршагах на берегу моря. Как отмечают многие очевидцы, запомнилась кровавая схватка Магеррама и грузина Дато. Дато Палагашвили, 40 летний бандит из Тифлиса, его нанял в свою охрану бакинский банкир Семен Блюм. Дато приглашает своих дружков из Грузии, чтобы усилить охрану банка и его председателя - еврея. На почве ревности возникла стычка между Дато и Магеррамом. 25 октября 1904 года происходит мощная бойня между этими группировками. Померились силушками. Магеррам и его люди кидаются на грузинских пришельцев. Начинается поножовщина, пальба. Кровь черпали половиками. Друг Магеррама Фархад Джошгун во время потасовки успевает отрезать голову Дато Палагашвили, бросает ее на середину. Все стихло, грузины оцепенели.

- Убирайтесь отсюда обратно в Грузию, или к черту! Это вам решать! - крикнул Магеррам грузинам, почесав бородушку. Через сутки грузины исчезли из Баку. Семен Блюм начал искать новую охрану. Рашид оглу Магеррам имел мощный авторитет среди многих прослоек Баку. Его там и величали - "лоту" (блатной). Как то он, гуляя около старой крепости со своей охраной заметил старого нищего мужика в лохмотьях, он лежал на скамейке, свернулся калачиком, тихо мирно спал. Магеррам с минуту глядел на него, перевел взгляд на Джошгуна, заявил: "Меня многие называют блатным, но это не так. Вот кто блатной (указал на спящего мужика)! Он безбоязненно средь бела дня лежит себе на лавочке, спит, и ничего не боится. Я же от страху кладу ночью по подушку свой револьвер. Мой сон стерегут мои охранники, каждый день меня могут убить. Я не блатной, это он блатной (вторично указал на скамейку).

О бакинских гочу известно очень мало. Даже лучше сказать - пока еще неизвестно ничего. Это не удивительно, так как ни одна азербайджанская власть не давала заказа историкам изучить и рассказать народу о национальных, сугубо городских его героях. Надеемся, что даже если такой заказ никогда не появится, у нас родятся историки, которые бы профессионально занялись изучением этой очень интересной темой. А мы - читатели, будем им за это чрезвычайно признательны. vesti.az